Header image

 

 

 
 

ЯСТРЕБ-МИРОТВОРЕЦ
Почему Шарон не стал израильским де Голлем?
«НГ Ex libris», # 35 от 27 сентября 2007 г.


Яков Боровой. Ариэль Шарон.
– М.: ТЕРРА, 2007. – 288 с.

Ариэль Шарон – центральная фигура новейшей истории Израиля  и участник всех войн, которые вел Израиль начиная с 1948 года. В предисловии к книге Яков Боровой предупреждает, что «история жизни Шарона – это история Израиля; история Израиля – это во многом история жизни Шарона». И действительно, написанное легким журналистским языком, с вкраплением всевозможных анекдотов и баек про ключевых политиков Ближнего Востока, жизнеописание бывшего израильского премьер-министра может служить не только занимательным чтением, но и своеобразным введением в историю арабо-израильского конфликта.

С первых страниц не остается сомнений, что автор, долгое время работавший на Ближнем Востоке, относится к своему герою с неподдельным восхищением. Боровой не умалчивает и о компрометирующих фактах биографии Шарона, создавших ему в глазах недругов и политических конкурентов репутацию «мясника» и «бульдозера». Похоже, автор придерживается мнения, что «на войне как на войне» и в многолетнем кровавом конфликте обе стороны имеют одинаковое право на канонизацию своих героев. Тем более что несколько биографий Арафата на русском языке уже существуют.

Оказывается, израильская история могла бы повернуться совсем по-другому, не позвони в 1952 году Ариэлю Шарону, решившему приступить к изучению истории в Еврейском Иерусалимском университете, командир Иерусалимского военного округа. Полковник Шахам предложил новоиспеченному студенту возглавить только что созданное контртеррористическое подразделение «101». «А как же экзамены?», – спросил студент. «Выбирай одно из двух. Либо ты будешь всю жизнь изучать то, что сделали другие, либо другие будут изучать то, что сделал ты». «Я уже выбрал», – ответил Шарон.

Подразделение «101» предназначалось для ведения боевых операций возмездия вне пределов государства Израиль. С самого начала Шароном были разработаны два принципа борьбы с терроризмом, которых он с тех пор неукоснительно придерживался. Согласно первому, чтобы победить, надо успеть ударить первым. Согласно второму, израильская армия обязана отвечать на любой теракт. Восточная внешность бойцов, прекрасное знание арабского языка и железная дисциплина помогали подразделению практически без потерь осуществлять глубокие рейды в тылу. Развитие ситуации как будто доказало эффективность стратегии Шарона: после ряда успешных и более-менее кровавых «актов возмездия», количество террористических актов против Израиля резко снизилось, а сектор Газа был очищен от террористов. Их там не было вплоть до первой интифады (1987–1991).

В 1973 году именно дивизии Шарона удалось переломить первоначально неблагоприятное для Израиля течение войны Судного дня. Блестящая победа предопределила желание генерала уйти в политику. Вот только неожиданным оказалось решение Шарона присоединиться не к правившей почти четверть века левоцентристской партии Израиля МАПАЙ (позднее «Авода»), а к правоцентристской партии «Ликуд» («Единство»).

Победа правых привела к перекройке политической карты Израиля и фактическому установлению двухпартийной системы «Авода/Ликуд». В последовательно сменяющих друг друга правительствах Менахема Бегина, Шимона Переса и Ицхака Шамира Шарон занимает различные министерские должности, оставаясь последовательный сторонник построения еврейских поседений на оккупированных палестинских территориях. В это время Шарон говорит, что необходимо завоевывать и заселять все новые и новые пространства, потому что иначе «население Израиля будет вечно жить под прицелом арабских винтовок».

В феврале 2001 года Ариэль Шарон становится премьер-министром Израиля от партии «Ликуд». Арабская улица выражает свое негодование. Еврейские ультраконсерваторы празднуют победу. И те, и другие ожидают жестких мер в отношении палестинцев и… сильно ошибаются. Генерал недвусмысленно дает понять, что только он, национальный герой Израиля, может принять на себя тяжесть непопулярных решений, сопряженных с уступками арабам, и сыграть роль ближневосточного де Голля. «Я думаю, что могу достичь мира, потому что я видел все ужасы войны. Я участвовал во всех войнах и потерял в них своих лучших друзей. Я дважды был серьезно ранен. Поэтому я понимаю важность мира лучше, чем те политики, которые говорят о мире, но не испытали на собственной шкуре, что такое война», – говорит Шарон. Придя к власти как сторонник самых жестких силовых методов, он принимает решение о сносе израильских поседений на оккупированных территориях и выводе израильских войск из сектора Газа.

Эвакуация израильских поселений вызывает шквал критики со стороны коллег по партии. Ариэль Шарон решает во второй раз поменять израильскую политическую систему и привести к победе новую правоцентристскую партию «Кадима» («Вперед»). Но завершить начатое дело до конца он так не смог. 4 января 2006 года «скорая помощь» доставила израильского премьера в иерусалимский госпиталь. После обширного инсульта Шарон так и не вышел из комы...


http://www.ng.ru/ng_exlibris/2007-09-27/9_sharon.html

 

© М.Е. Бойко