Header image

 

 

 
 

ПУСТИТЕ НА ТЕЛЕВИДЕНИЕ НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ
Беседа с Михаилом Ножкиным
«Литературная Россия», # 2-3 от 19 января 2007 г.


Михаил Иванович Ножкин известен в первую очередь своими ролями в кино – лейтенанта Ярцева («Освобождение»), Бориса Голицына («Юность Петра»), Синицына («Ошибка резидента»), Рощина («Хождение по мукам»), отмеченными незаурядным актерским талантом. Однако начинал Ножкин свой путь как бард, исполнитель собственных песен – своеобразных публицистических новелл. Много сил отдал работе в области драматургии, поэзии, музыки. Ножкин – автор либретто оперетты В. Соловьева-Седого «Насильно мил не будешь», сценария документального фильма «За Родину!», мюзикла «С микрофоном за пазухой», поэмы «Самый славный день». 19 января Михаилу Ивановичу исполняется 70 лет. Мы решили поговорить с юбиляром о деле его жизни – возрождении России.

– «Литературную Россию» я знаю давно. Вспоминаю середину 80-х годов, когда газетой была начата огромной важности гражданская акция – подготовка к восстановлению Храма Христа Спасителя. При газете был организован общественный совет, в который я имел честь входить. Возглавил совет Владимир Солоухин. Мы понимали нереальность восстановления Храма Христа Спасителя в ближайшее время, но наша основная задача была развернуть общество к этой теме или хотя бы обозначить перспективу восстановления. «Литературной Россией» был объявлен сбор средств. По копейке, по рублю, но вся Россия откликнулась. Списки печатались. Я хотел бы напомнить об этом, потому что это были люди в основном бедные. В то время муссировалась идея построить на месте храма торгово-развлекательный центр. Наша задача была помешать, хотя бы на первых порах, строительству этого монстра, притормозить, отсрочить это строительство. И это нам удалось! Неожиданно для всех к этому событию возник огромный общественный интерес. Затем состоялся вечер в концертном зале «Россия», на который собрались представители общественности и чиновничества, люди разных профессий и конфессий. Я открывал этот вечер стихотворением Пушкина: «Клеветникам России» («О чем шумите вы, народные витии?»). Вот после этого вечера, убедившись в общественной поддержке строительства Храма, проект поддержали мэрия и РПЦ. Был заложен камень, учрежден небольшой деревянный храм и, наконец, восстановлен сам Храм. Однако осталось одно упущение: забыли про людей, которые первоначально приняли участие в восстановлении Храма, которое началось не по велению начальства, а было результатом глубинной работы души всей России.

– Сыграло ли восстановление Храма, по вашему мнению, свою символическую роль?

– История развивается по спирали. Я увлекаюсь древней историей и чем дальше, чем больше понимаю, что, несмотря на научный прогресс, принципы человеческой души не изменились. Человек не изменился – изменилась среда его обитания. Для истории тридцать-сорок лет наших шатаний ­– это небольшой промежуток. Маятник качнулся в одну сторону – развалили Союз. Мы всем стояли поперек горла, завидовали нашей силе, территории, запасам сырья, а главное – интеллекту, нашей способности воспринимать, аккумулировать, внедрять в жизнь глобальные проблемы. А теперь маятник качнулся в противоположную сторону. Только надо понимать, что национальную идею нельзя написать по приказу – она создается веками.

– Какую же национальную идею, по вашему мнению, выковала российская история?

– Я бы сформулировал ее одним словом: победа. Потому что мы всю жизнь были вынуждены побеждать. Тысяча лет российского государства – это шестьсот лет войны. Это не только победа в утилитарном смысле – вот, дескать, победили внешнего врага. Я имею в виду победу над внутренним врагом, над самим собой, над пьянством, над чернотой в душе, ленью своей, трусостью, подлостью. Характер русский создавался каким образом: победить во что бы то ни стало или погибнуть навсегда, раствориться в истории, в безвременье! Как только мы собираемся победить – мы сильны. Как только мы развесим уши – все набрасываются. Маятник дошел до крайней точки в сторону разрушения и теперь пошел назад. Россия возрождается. На подсознательном уровне возрождение уже началось и проходило бы активнее, если бы не жесточайшее оболванивание нашего народа со стороны СМИ.

– Ряд аналитиков считает, что Россия прошла «точку невозврата». Демографический кризис продолжается, а увеличение субсидий на ребенка – не что иное, как попытки вытянуть самих себя за волосы. По их мнению, невозможно спасти народ, потерявший волю к жизни…

– Причина всех наших проблем в социальном отчуждении, абсолютном наплевательстве верхов на народ. Русского человека унизили, оскорбили, ограбили, и никто за это не ответил. А чувство безысходности нагнетается специально. Нам внушается: все потеряно, все забыто, мы погибли. Человек не видит, ради чего жить. Ведь он живет не просто ради переваривания пищи. Вот в советское время, при всех его минусах, была осмысленная жизнь, созидательная. В кинематографе, театре, литературе в почете были кто? Рабочий, крестьянин, врач, космонавт, учитель, академик – люди созидающие. Каждый человек чувствовал свою значимость и причастность к чему-то большому. Да, жили скромнее, зарплата была небольшой, но был смысл, ощущение принадлежности к большой, многонациональной семье. Сейчас же все мысли – где бы перехватить, где бы украсть, что перепродать. Это не может быть философией нашего народа. Мы не бизнесмены, мы не торгаши. В этом мы Западу всегда уступали.

– Какую роль в разрушении русских смыслов играет современная попса?

– Огромную. Она дебилизирует общество. Это как игровой автомат – жизнь у человека уходит, но он не может отказаться от наркотика. Искусство для чего создано? Чтобы воспитывать человека. Человек созидается по образу и подобию. Подкорковым сознанием мы воспринимаем того, кто рядом. На первых порах, если нам повезло – родители хорошие, учителя хорошие, – в нас проявляется лучшее. Если человеку не повезло, если он рядом все время видит порнуху, чернуху, дрянь, драки, воровство, из него вырастает проститутка, киллер, вор. Проблема в том, что с детства проявляется востребованность в худшем в человеке, а не в лучшем. Попса ничего не созидает, ничего не привносит. Она бессмысленна, как рябь морская. Стихов никаких – они и говорят «тексты» – мелодии нет, смысла нет. Какая-нибудь полураздетая кобыла выходит в дымах, закрывает микрофоном рот, не попадает в фонограмму, а сзади десять мускулистых кобелей размахивают частями тела. Какой в этом смысл? Это чисто зрительное восприятие, как в зоопарке: что-то двигается. Отвлекает. А в голове ничего не остается. Проблема не в самих этих барышнях, а в том, что они приучают к пустоте, к ерунде. Человек, воспитанный на чепухе, не воспринимает настоящее искусство. Я посетил десятки стран. Там дебилизация началась давно. Это планетарная беда.

– Вот и получается, что если убрать попсу, у народа, как у наркомана, начнется «ломка»…

– Да, но только если не дать ничего взамен. Не запрещать нужно, а вытеснять! Возродить нормальное здоровое общество очень просто. Нужно возможности СМИ направить не на разрушительные, а на созидательные цели. Нужно пустить на телевидение нормальных людей – тех, кто, получая гроши, работает на Россию. Наградить их вниманием, чтобы ровесники увидели: есть и такие люди. Сегодня ощущается нехватка рабочего класса. Вроде зарплаты хорошие сделали, а работать некому. Потому что разрушили рабочий класс и крестьянство. Перепроизводство ненужных профессий, а нужных нет. В рабочие не идут, хотя платят хорошие деньги. Главная обида не в куске хлеба, а в оскорблении человека! В советское время были богатые и бедные люди, но никогда не было унижения человеческого достоинства. А сейчас идет дикое, колоссальное расслоение общества. Одни на нарах, другие – на Канарах. Власть имущие должны понять, что нельзя оскорблять людей, которых они грабят, эксплуатируют, которые волокут их на своем горбу.

– Идеологи разграбления России говорят, что в перестройку не разбогател только ленивый…

– Наглое, циничное, ни на чем не основанное вранье. Фактически развал страны начался очень давно. Начал его Хрущев – тогда открыли шлюзы, начались фестивали, приехали заграничные ребятки, а потом уехали и оставили нам проституцию, колорадского жука, венерические болезни. Хрущев порезал крейсера, залез в золотой запас страны, оставил страну без хлеба. Черчилль сказал: «Нужно быть гением, чтобы оставить Россию без хлеба». Освоение целина представляло собой огромную диверсию. Самых лучших молодых людей собрали и пустили в никуда – они и здесь ничего не сделали и там ничего не сделали. Только в первые годы были хорошие урожаи, а потом ничего, потому что ветер сдул плодородный слой. А запорожец, эту консервную банку, запустили в производство. Что при такой промышленности мы лучше машину сделать не могли? И дефицит в последние годы советской власти создавался искусственно. Это факт.

– Тогда народ не выдержал, а потом народ спокойно перенес и приватизацию, гиперинфляцию и дефолт. Может быть правы иностранцы, которые считают всех русских мазохистами?

– Правильно считают. Просто первые пять лет народ не понял, что произошло. Зарплату не платили, но люди надеялись, не могли понять, что они никому не были нужны. Мы не привыкли к такому рангу предательства. В мировой цивилизации не было такого, чтобы предавали разом и народ, и армию, и конституцию. Но возрождение идет. У меня настольная книга – сборник школьных сочинений на тему «Что значит в наше время быть русским?». Это сочинения ребят из провинции, старшеклассников. Меня поражает первоклассный тургеневский язык, емкий, образный, красивый, четкое понимание ситуации, в которой оказалась страна. Вера в то, что Россия возродится, что она не может уйти в никуда. Абсолютная готовность преодолевать трудности ради возрождения России. Это как кочки кустистой травы, взрывающие наглухо забетонированную равнину. Это правильная система ценностей: сначала служение государству, обязанности, а затем уже права. Человек должен заработать свои права. Сначала что-то сделай, а потом качай права. Ты идешь по дороге, но ты ее строил? Ты ешь хлеб, но ты его вырастил?..

– Как вы относитесь к экранизации русской классики?

– Как к осуществлению программы дегероизации России. Вот они Жукова пытаются обгадить. Почему? Потому что знают, достаточно Жукова завалить и все остальные герои войны сами посыпятся. Или, например, Есенин – национальный герой? Значит надо его опошлить! Ату его в помойку! Переделанная классика вообще ужасна!

– Но ведь появляются картины, наполненные высоким патриотическим духом, такие как «Остров» Лунгина?

– К сожалению, из-за подготовки к юбилею я не успел посмотреть этот фильм. Не берусь судить. Но очагов возрождения действительно становится все больше. Нужно лишь помнить, перефразируя слова классика, что их западным умом не понять. Аршином ВТО, Евросоюза, ОНН Россию не измерить! Мы, может быть, и не лучше всех, но у нас особенная стать. Как сказал Тютчев, «в Россию можно только верить». Пока мы верим в Россию, мы живем. А верить в Россию – значит верить в себя. «Россия – это я», – как говорит мой герой Рощин. Верить в Россию – значит верить в продолжение жизни, в то, что все обойдется, что после ненастья наступит весна…


Беседовал Михаил Бойко

http://www.old.litrossia.ru/article.php?article=1094

 

© М.Е. Бойко